О роли фантастики в русской классической литературе

Космическая. Научная. Историческая. Военная

Каждый житель Петербурга, должно быть, знает, какое трогательное прозвище дал городу философ Дидро – «сердце на кончике пальца». В этом вся сущность Петербурга: задуманный как дерзкий план, как вызов природе, благодаря гению Петра он стал центром духовной жизни России и сохраняет свой почетный статус вот уже триста лет. «Все хорошо, – скажете вы, – но при чем здесь фантастика?» Ответ на самом деле прост. Двойственность, которая была присуща Петру (мудрый правитель и Антихрист одновременно) передалась его городу, таинственному и гротесковому. Поэтому вполне логично, что основная фантастическая линия в классической русской литературе связана с так называемым петербургским текстом и его представителями – А. С. Пушкиным и Н. В. Гоголем.

 

Список фантастической литературы с рейтингом книг

Фантастика. Хоррор. Мистика. Фэнтези

Дозоры не работают вместе

  • Желунов Н.
Холодной осенью 1961 года в Москве загадочным образом один за другим исчезают Иные. Нить расследования приводит молодого Светлого мага к подробностям тайной жизни города, от которых стынет в жилах кровь.

Наука Плоского мира: Книга 4. День Страшного суда

  • Пратчетт Т.
  • Стюарт Й.
В двух мирах - Плоском и Круглом - вновь переполох! Омниане узнали о Круглом мире и хотят его контролировать. Само его существование - это издевательство над их религией.

Академия вампиров. Кровные узы. Книга 6. Рубиновое кольцо

  • Мид Р.

Королевский двор мороев гудит как разворошенный улей. Средь бела дня неизвестными похищена красавица Джилл - сестра правящей королевы Лиссы.

Творцы заклинаний

  • Пратчетт Т.
Что касается таких вещей, как вино, женщины и песни, то волшебникам позволяется надираться до чертиков и горланить во все горло сколько им вздумается. А вот женщины. Женщины и настоящая магия несовместимы.

Дело табак

  • Пратчетт Т.
В жизни Сэмюэля Ваймса настали нелегкие дни: его отправляют в отпуск. Подумать только! К нему, всю свою жизнь посвятившему работе, отнеслись столь неблагодарно.

Наваждения

  • Фрай М.
Даже воплощенные мечты могут быть смертельно опасны. Но где наша не пропадала? Ради спасения лучшего друга можно совершить невозможное.

Пехотная баллада

  • Пратчетт Т.
Что делать миролюбивой стране, которую окружили вероломные, злобные, воинственные враги? Правильно - призвать на защиту Отечества своих верных сыновей.

Благие знамения

  • Пратчетт Т.
  • Гейман Н.
Говорят, мир закончится в субботу. А именно в следующую субботу. Незадолго до ужина. К несчастью, по ошибке Мэри Тараторы, сестры Неумолчного ордена, Антихриста не пристроили в нужное место.

Академия вампиров Кн.4 Кровавые обещания

  • Мид Р.
Удар за ударом наносят по Академии вампиров безжалостные стригои, извечные враги вампирского рода. Последняя атака стала самой кровавой за всю историю школы, она унесла жизни многих учеников и учителей.

Патриот

  • Пратчетт Т.
Дорогие сограждане и все те, кто случайно забрел в Анк-Морпорк! Безусловно, все вы уже слышали, что из моря поднялась исконно анк-морпоркская земля, славный остров по имени Лешп.

Последний континент

  • Пратчетт Т.
Бывает, не везет людям. А бывает — целым континентам. Он создавался в последнюю очередь. Даже имя ему выпало какое-то несуразное — Иксикс Икс.

Пятый элефант

  • Пратчетт Т.
Добро пожаловать в Убервальд! В страну, славную вековыми традициями, где до сих пор играют в такие замечательные игры, как "попробуй убеги, чтобы тебя не сожрали" и "успей домой до захода солнца".

Carpe Jugulum: Хватай за горло!

  • Пратчетт Т.
Они – вампиры, и это многое объясняет. Да, они спят в гробах, да, они питаются кровью, однако… все не так просто. Долой заскорузлые предания и предрассудки! Новый мир – новые повадки! Закаляйся святой водой!

Ноги из глины

  • Пратчетт Т.
Големы убивают людей! Как выскочат из тумана, как набросятся! Точно-точно вам говорю! Наверняка во всем виноват этот выпрыжка, командор Сэмюель Ваймс.

К оружию! К оружию!

  • Пратчетт Т.
Слушайте, новобранцы, вам выпала великая честь — вы, всякие этнические меньшинства типа гномов, троллей и женщин, вступаете в Ночную Стражу! А это — ваша дубинка!

Пирамиды

  • Пратчетт Т.
Твой отец - фараон (вообще-то, он хотел быть чайкой, но не в этом суть). А ты - сын фараона, отправленный учиться в знаменитый Анк-Морпорк. Но какая профессия больше всего подойдет будущему царю?

Эрик, а также Ночная Стража, ведьмы и Коэн-Варвар

  • Пратчетт Т.
Он вернулся! Нет, похоже, вы не поняли. ОН ВЕРНУЛСЯ!!! Он - это Ринсвинд, самый неудачливый волшебник на Диске.

Безумная звезда

  • Пратчетт Т.
Он висел над пропастями, бежал от злобных богов и падал с Края Плоского мира. Но ничто не в силах погубить славного Ринсвинда, самого неумелого и трусливого волшебника Диска.

Стража! Стража!

  • Пратчетт Т.
Двенадцать часов ночи и все спокойно! - таков девиз Ночной Стражи Анк-Морпорка, самого славного города на всем Плоском мире. А если "не все" спокойно, значит, вы просто ходите не по тем улицам.

Всего один поцелуй

  • Звездная Е.
Столь разные люди не могли полюбить друг друга. Рионар Дархарз - бастард нынешнего императора, а Айрин Вегейрос - потомок древнего королевского рода, который некогда правил Такассией.

Охотники. Мегалиты Империи

  • Перумов Н.
Фатум — это больше, чем судьба, это исполненное магии и чьей-то могущественной воли движение, которому не в силах противостоять как люди, так и само время.

Магам можно все

  • Дяченко М.
  • Дяченко С.
В уютном мире, наполненном магией, происходят странные вещи – бесследно пропадают люди.

Долина Совести

  • Дяченко М.
  • Дяченко С.
Трудно быть одиноким писателем, к тому же живущим в провинции. Особенно если, кроме литературного дара, у тебя есть еще один, которого лучше бы не иметь.

Арвендейл. Дерзкий рейд

  • Злотников Р.
Долгожданное продолжение приключений Троя, герцога Арвендейла, и его друзей.Темный бог орков низвержен, но их чудовищная орда все еще занимает столицу Империи людей, блистательный Эл-Се-верин.

Хроники Заповедного леса. Книга первая. Василиса

  • Беликов А.
На Сашу, молодого сотрудника аналитического отдела крупной фирмы, словно порчу навели.

Родная кровь

  • Панов В.
  • Зарубина Д.
Вдали от Тайного Города некому было распознать в скромной старушке Софии Энгель ведьму, которая, спрятавшись на окраине Владимира и начинив дом амулетами, много лет хранила от всех древнюю тайну.

Метро 2033. На краю пропасти

  • Харитонов Ю.
Метро 2033 - Дмитрия Глуховского - культовый фантастический роман, самая обсуждаемая российская книга последних лет. Тираж - полмиллиона, переводы на десятки языков плюс грандиозная компьютерная игра!

Книжный Дозор

  • Шушпанов А.
Свет и Тьма - игрушки в его руках. Способности - запредельны для Великих. А еще он - беспомощный ребенок-аутист. Не нужный никому, опасный для Инквизиции, преследуемый тварями Сумрака.

Академия вампиров Кн 5 Оковы для призрака

  • Мид Р.
Позади выпускные испытания в Академии вампиров, и неукротимая Роза Хэзевей получает наконец официальное звание стража.

Стеклянная республика

  • Поллок Т.
Жизнь Кары Хан состоит из тайн: тайны ее трехмесячного исчезновения из школы прошлой зимой, тайной причины появления на ее лице множества шрамов, тайны существования Короля Кранов, Проволочной Госпожи, Леди Улиц и прочих

Меекхан. Сказания меекханского пограничья: Восток-Запад

  • Вегнер Р.
Восток Меекханской империи - край неспокойный.

Держи марку!

  • Пратчетт Т.
«Занимательный факт об ангелах состоит в том, что иногда, очень редко, когда человек оступился и так запутался, что превратил свою жизнь в полный бардак и смерть кажется единственным разумным выходом, в такую минуту к не

Делай деньги!

  • Пратчетт Т.
О, Анк-Морпорк, великий город контрастов! Что ты делаешь со своими верными сынами? Мокриц фон Липвиг в тяжких раздумьях.

У звезд холодные пальцы

  • Борисова А.
Олжуна похожа на маленького дикого зверька, ей с детства приходилось выживать, а поэтому она готова на бесчестные поступки.

Наука Плоского мира: Книга 2. Глобус

  • Пратчетт Т.
  • Стюарт Й.
Приклю. ой, извините, научные изыскания многоуважаемых волшебников Незримого Университета на забавном Круглом мире продолжаются.

Никогде

  • Гейман Н.
Под будничным Лондоном скрывается место, о котором большинство людей даже не подозревает. Город монстров, святых, убийц и ангелов, рыцарей в сияющих доспехах и бледных девушек в черном бархате.

Половинный код. Тот, кто убьет

  • Грин С.
Англия, наши дни. Рядом с ничего не подозревающими обычными людьми идет кровавая война. Война магов.

Хроники тысячи миров

  • Мартин Дж.
Федеральная империя — объединение планет, населенных землянами-переселенцами — давно перестала существовать, ее погубила война с инопланетными расами.Теперь связи между колонизированными планетами ослаблены.

Поддай пару!

  • Пратчетт Т.
Мокриц фон Липвиг как никогда доволен своей жизнью. После публичного признания в мошенничестве он все еще жив. Почтамт, Монетный двор и Банк работают как часы.

Сказки старого Вильнюса VI

  • Фрай М.
Следует признать, что точного числа улиц в Старом Городе Вильнюса не знает никто. Даже на гениев места больше никакой надежды - то говорили, сто восемь, потом исправились: ой, нет, извините, сто тридцать одна!

Одна и та же книга

  • Фрай М.
«Жизнь и сновидения – это страницы одной и той же книги», – написал когда-то немецкий философ Артур Шопенгауэр, а я зачарованно повторяю за ним, потому что это похоже на правду больше, чем она сама.И вот вам пара сотен с

Эльфийские камни Шаннары

  • Брукс Т.
Давным-давно обрушилась на мир Четырех земель великая война между Добром и Злом, и эльфы одержали в этой войне победу. Тогда-то и появился Запрет — черная стена, за которую были заключены демоны.

Посох и шляпа

  • Пратчетт Т.
И придет восьмой сын восьмого сына, и покачнется Плоский мир, и поскачут по земле четыре всадника (увы, без лошадей, ибо их увел какой-то ворюга) Абокралипсиса.

Песнь Кваркозверя

  • Ффорде Дж.
В течение многих лет магия пребывала в удручающем положении в Необъединенном Королевстве, но сейчас она наконец вновь на подъеме.

Горечь пепла

  • Каменистый А.
Гигран — парадоксальный мир разделенный Срединным хребтом. Мир, где отдельные северные страны дошли до эпохи технической революции, а юг о сложной технике даже не помышляет.

Неуловимый Хабба Хэн

  • Фрай М.
В трактире "Кофейная гуща", что стоит на границе между новорожденной реальностью и нашими снами, появляется сэр Шурф Лонли-Локли. Гость всего один, а сюрпризов - куда больше, чем можно было ожидать.

Темная сторона

  • Фрай М.
В необычном мире даже враги необычные. Казалось бы, что может быть безопасней тени? Ан нет. А тут еще обязанности монарха, да и невест, в количестве аж трех персон, спасать приходится. Так что скучать некогда.

Одна и та же книга

  • Фрай М.
В эту книгу вошли рассказы, эссе и прочие записи, сделанные по большей части на ходу, на бегу, на лету, наяву и во сне, где и когда придется.

Страницы

Фантастика в произведениях классиков

В книгах Пушкина

Образ Петра в творчестве Пушкина претерпевал изменения, воплотившись в статуе Медного всадника в одноименном произведении. Сюжет поэмы облечен в фантастическую форму: сошедшая с пьедестала статуя преследует Евгения, который посмел пригрозить ей. Таким образом отображается неразрешимый конфликт между сильной властью, просчитавшей в своих грандиозных планах историю на несколько веков вперед, и идиллией «маленького» человека, которая на поверку оказывается вовсе не идеальной. В другой петербургской повести – «Пиковой даме» - А. С. Пушкин ставит вопрос о роли рока в жизни человека. Избранная тема карточной игры неслучайна, ведь ее принципы применимы для всех сфер жизни общества того времени. Воля судьбы, сопоставимая только с игрой в азартные игры, казалось, определяла все: люди могли лишиться состояния или, напротив, сколотить его, потерять или обрести место на службе только по капризу случая. И Германн, с его холодным немецким разумом, пытавшимся найти во всем систему, и графиня, воплотившаяся в больном сознании героя в даму пик, - марионетки в руках сверхъестественной силы. «Некто в сером» - так можно ее назвать, пользуясь выражением Леонида Андреева.

 

В книгах Гоголя

Творчество Е. В. Гоголя интересует нас прежде всего повестью «Нос», которая вошла в петербургский цикл. Абсурдистский сюжет повести, имевший анекдотические корни, воплощает окончательное развенчание романтического идеала. Однажды майор Ковалев просыпается, не найдя носа на привычном месте, который к тому времени уже успел сделаться статским советником. После череды таинственных и абсурдных эпизодов нос опять же таки утром возвращается владельцу без каких-нибудь объяснений со стороны автора. Это отсутствие привычной мотивации фантастики сном или бредом героя очень показательно и предвосхищает модернистскую поэтику. Еще одна особенность фантастики Гоголя – ее стертый, «мерцающий» характер. Даже в самых что ни на есть реалистических произведениях («Как поссорились...» или «Мертвых душах») происходит включение фантастических или абсурдных элементов за счет использования необычных имен персонажей (фамилии «Яичница», «Деепричастие»), описания странных действий героев, животных или предметов. Достаточно вспомнить свинью, которая вбежала в помещение суда и намеренно схватила документ Ивана Никифоровича, или шипящие часы Коробочки. Кроме того, алогизм может содержаться и в речи повествователя. Так, в качестве примера, подтверждающего, что Иван Иванович действительно хороший человек, автор приводит любовь героя к дыням.

Subscribe to Front page feed