О роли фантастики в русской классической литературе

Космическая. Научная. Историческая. Военная

Каждый житель Петербурга, должно быть, знает, какое трогательное прозвище дал городу философ Дидро – «сердце на кончике пальца». В этом вся сущность Петербурга: задуманный как дерзкий план, как вызов природе, благодаря гению Петра он стал центром духовной жизни России и сохраняет свой почетный статус вот уже триста лет. «Все хорошо, – скажете вы, – но при чем здесь фантастика?» Ответ на самом деле прост. Двойственность, которая была присуща Петру (мудрый правитель и Антихрист одновременно) передалась его городу, таинственному и гротесковому. Поэтому вполне логично, что основная фантастическая линия в классической русской литературе связана с так называемым петербургским текстом и его представителями – А. С. Пушкиным и Н. В. Гоголем.

 

Список фантастической литературы с рейтингом книг

Фантастика. Хоррор. Мистика. Фэнтези

Страницы

Фантастика в произведениях классиков

В книгах Пушкина

Образ Петра в творчестве Пушкина претерпевал изменения, воплотившись в статуе Медного всадника в одноименном произведении. Сюжет поэмы облечен в фантастическую форму: сошедшая с пьедестала статуя преследует Евгения, который посмел пригрозить ей. Таким образом отображается неразрешимый конфликт между сильной властью, просчитавшей в своих грандиозных планах историю на несколько веков вперед, и идиллией «маленького» человека, которая на поверку оказывается вовсе не идеальной. В другой петербургской повести – «Пиковой даме» - А. С. Пушкин ставит вопрос о роли рока в жизни человека. Избранная тема карточной игры неслучайна, ведь ее принципы применимы для всех сфер жизни общества того времени. Воля судьбы, сопоставимая только с игрой в азартные игры, казалось, определяла все: люди могли лишиться состояния или, напротив, сколотить его, потерять или обрести место на службе только по капризу случая. И Германн, с его холодным немецким разумом, пытавшимся найти во всем систему, и графиня, воплотившаяся в больном сознании героя в даму пик, - марионетки в руках сверхъестественной силы. «Некто в сером» - так можно ее назвать, пользуясь выражением Леонида Андреева.

 

В книгах Гоголя

Творчество Е. В. Гоголя интересует нас прежде всего повестью «Нос», которая вошла в петербургский цикл. Абсурдистский сюжет повести, имевший анекдотические корни, воплощает окончательное развенчание романтического идеала. Однажды майор Ковалев просыпается, не найдя носа на привычном месте, который к тому времени уже успел сделаться статским советником. После череды таинственных и абсурдных эпизодов нос опять же таки утром возвращается владельцу без каких-нибудь объяснений со стороны автора. Это отсутствие привычной мотивации фантастики сном или бредом героя очень показательно и предвосхищает модернистскую поэтику. Еще одна особенность фантастики Гоголя – ее стертый, «мерцающий» характер. Даже в самых что ни на есть реалистических произведениях («Как поссорились...» или «Мертвых душах») происходит включение фантастических или абсурдных элементов за счет использования необычных имен персонажей (фамилии «Яичница», «Деепричастие»), описания странных действий героев, животных или предметов. Достаточно вспомнить свинью, которая вбежала в помещение суда и намеренно схватила документ Ивана Никифоровича, или шипящие часы Коробочки. Кроме того, алогизм может содержаться и в речи повествователя. Так, в качестве примера, подтверждающего, что Иван Иванович действительно хороший человек, автор приводит любовь героя к дыням.

Subscribe to Front page feed